Концепция общественной безопасности (КОБ)

Previous Entry Share Next Entry
Ротшильды, как заработать денег
пирамида элита толпа
kpe_moscow
      «Если нефть королева, то Баку ее трон»,— писал в начале века Уинстон Черчилль. В конце ХIХ столетия и в первые годы века ХХ-го был период, когда основная доля жидкого горючего, извлекаемого из недр, приходилась на Баку, где был и крупнейший центр переработки нефти.

      16 мая 1883 г. на базе обанкротившегося Батумского общества нефтяной промышленности и торговли в Баку была создана новая фирма – «Каспийско-Черноморское общество нефтяной промышленности и торговли» Основатель общества — барон Альфонс Ротшильд (1827–1905 гг.), возглавлявший с 1868 г. парижский банкирский дом Ротшильдов — «Ротшильд Фрер».

      Кем был Альфонс Ротшильд? Сокращенное название Республики Франция — «РФ» в то время недвусмысленно ассоциировали с названием «Ротшильд Фрер». Именно А. Ротшильд организовал выплату контрибуции Франции после ее поражения в 1871 г. во франко-прусской войне, сохранив этим у власти главу французского правительства Адольфа Тьера. И именно Ротшильды являлись истинными хозяевами Франции, все нити французской экономики были сосредоточены в их руках. Основное правило Ротшильдов — «доход превыше всего» — заставляло искать их новые ниши его изыскания, и бурно развивающаяся химическая промышленность не стала исключением.

           Интерес «Ротшильд Фрер» к Российской Империи был огромен. Через этот банкирский дом царское правительство выпустило во Франции ряд займов. Так, строительство Закавказской железной дороги, соединившей Баку и Батум, было завершено в 1883 г. благодаря займу, предоставленному А. Ротшильдом. В результате он получил право на льготное владение бакинскими нефтяными предприятиями и огромную прибыль при перевозке по этой железной дороге своей нефти для погрузки в батумском порту. Схема была гениальна: Ротшильды дают России деньги на строительство железной дороги, Россия ее строит и… фактически дарит Ротшильдам. Дорога эта начинает немедленно эксплуатироваться: из Баку перевозится нефть в цистернах в Батум, где грузится в танкеры и отправляется на переработку в Европу. Торговля в те времена керосином была сверхприбыльна.

      Но у Ротшильдов были в России серьезные конкуренты, а именно братья Нобель, которые давно вели нефтедобычу в Баку и начинали осваивать западный рынок нефтепродуктов — вотчину Ротшильдов. Нобелей не допустили до новой железной дороги, результатом этих перипетий явилась постройка первого в нашей стране нефтепровода, фактически из-за необходимости транспортировки нефти вне железнодорожных цистерн. Связь Ротшильда с министерством финансов России и правительством была настолько крепкой, что Ротшильды, размещавшие и предоставлявшие кредиты Империи, могли диктовать ей свою волю. Выход на российский рынок достался династии банкиров с большим трудом и финансовыми затратами, и, соответственно, планируемая ими отдача стоила этих затрат.

      Производственной, коммерческой деятельности Ротшильдов в Баку были присущи масштабность, всеохватность, способность оперативно и целенаправленно решать узловые, актуальные проблемы. Что сдерживало в 80—90-х гг. прошлого века вывоз керосина, других нефтепродуктов, удорожало их стоимость для покупателей, влекло за собой различные издержки и неудобства? Острый недостаток вагонов-цистерн, которые тогда были новинкой. При открытии Закавказской железной дороги в наличии было лишь 600 вагонов-цистерн. В Петербурге особая комиссия при Министерстве путей сообщения пришла к убеждению о необходимости поставить туда 750 наливных вагонов. Вывод комиссии одобрили Комитет министров и Государственный совет. Однако исполнения не последовало. Казна, ссылаясь на нехватку средств, воздержалась от поставки вагонов. А ждать было нельзя, и Ротшильды, предприняв немалые усилия, преодолев чиновничье-бюрократические рогатки, добились от властей права частным лицам на свои деньги приобретать вагоны-цистерны и обеспечивать ими железную дорогу. Считанные месяцы спустя Ротшильды стали ссужать заводчиков деньгами, достаточными для приобретения и поставки железнодорожникам еще 1500 вагонов-цистерн. В общей сложности благодаря Ротшильдам количество цистерн на дороге довели до 3500.

      Интересен доклад, посланный чиновником особых поручений Министерства финансов М. Лазаревым правительству: «Вся нефтяная промышленность, за исключением Нобеля, попала в руки Ротшильда. Этого результата он достиг спекулятивной игрой на ценах, и все почти производители вместе со своими источниками и заводами вследствие полученных ссуд попали в руки Ротшильда. Он является вместе с тем главным распределителем вагонов-цистерн и наливных судов».

      К концу ХIХ в. на Апшероне было 38 нефтепроводов. Возникла мысль соединить магистральным нефтепроводом Баку и Батуми, установить по трассе насосные станции с тем, чтобы перекачивать нефть с Апшерона к Черному морю для погрузки ее на суда. В правительственных кругах к такому проекту в принципе отнеслись благожелательно. Еще в 1884 г. Министерство земледелия России дало добро на сооружение транскавказского нефтепровода. Однако в Петербурге полагали, что основные средства на проектно-изыскательские и строительные работы выделят ведущие нефтепромышленные фирмы. 16 января 1887 г. Людвиг Нобель направил министру государственных имуществ России М. Н. Островскому письмо, в котором пытался обосновать вредные последствия для нефтяной промышленности сооружения Баку-Батумского нефтепровода. «Я относился безразлично к этому вопросу,— подчеркивал он,— потому что не верю в возможность выгодной эксплуатации подобного нефтепровода, так как не могу допустить, чтобы правительство захотело преднамеренно разорить русскую нефтеобрабатывающую промышленность дозволением свободного вывоза за границу сырой нефти».
      Диаметрально противоположной точки зрения придерживались Ротшильды. Они понимали, что у нефтепровода большое будущее, что с ним связан технический прогресс в нефтяной отрасли, да и не только в ней.

      Ротшильды готовы были взять концессию на строительство нефтепровода Баку—Батуми, о чем, в частности, приводя впечатляющие аргументы, писал в газете «Каспий» зять Альфонса Ротшильда М. Ефрусси. Ротшильды настойчиво добивались от правительства права проложить магистральный нефтепровод, они оказали финансовую поддержку инженеру В. Шухову в разработке проекта. Львиную долю средств на устройство нефтепровода выделил парижский дом Ротшильдов. И недаром литератор в Петербурге по этому поводу писал: «Парижская пресса оповещала о блестящих результатах, достигнутых Ротшильдом в деле соглашения с русским правительством по устройству нефтепровода между Баку и Батумом, и предвещала Ротшильду нефтяную монополию, каковая была бы бесспорно достигнута в случае утверждения сделанного предложения».

      Иногда, на нефтяных приисках Ротшильда было неспокойно. Порой, Баку превращался в "рассадник революции на Каспии". Одной из длительных забастовок, в начале XX века, на предприятиях Ротшильдов руководил молодой революционер, получивший кличку "Неукротимый" ("Коба"), который был здесь впервые арестован. При таких странных обстоятельствах Ротшильды получили возможность познакомиться с Иосифом Джугашвили (Сталин).
/ Из статьи Алексея Тихонова. /

      Во властных структурах России к проникновению Ротшильда в нефтяной Баку, как и вообще к иностранным инвестициям, отношение было неоднозначным. Да и ряд потесненных местных компаний поднимали шум, что чужеземцы, мол, не дают дышать исконным российским промышленникам. Давали себя знать в столичном Петербурге, в Государственном совете и министерствах юдофобские настроения. Однако за свободу предпринимательства для иностранных фирм активно выступил наместник Кавказа князь М. Голицын. «Кавказ находится в ином положении,— писал он,— и пока без иностранных капиталов обходиться затруднительно, в особенности при малой предприимчивости здесь со стороны русских капиталистов. Отсутствие свободных капиталов, зачаточное состояние заводской и фабричной промышленности, низкий уровень сельского хозяйства, недостаток технических знаний и слабая предприимчивость местного населения еще долго будут тормозить экономический рост края. При таких условиях не приходится отказываться от участия иностранцев в экономической жизни Кавказа, а между тем безусловное воспрещение им приобретать недвижимое имущество повлекло бы за собой прекращение прилива в край иностранных капиталов, к явному ущербу его хозяйственных интересов». Из приведенных доводов следовало, что «всякое безусловное ограничение деятельности иностранных предпринимателей на Кавказе было бы равносильно серьезной задержке в промышленном процветании страны».

?

Log in